Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Интересная статья о классовой культуре в Англии

Мне Black Sabbath никогда не нравился, на мой вкус они банально недостаточно хорошо играют и пишут по сравнению современниками, теми же Iron Maiden или тем более Led Zeppelin. Статья лично мне интересна именно своей классовой точкой зрения. В Англии классовость пронизывает буквально всё — в книжке Watching the English автор-антрополог сразу между делом в самом начале оговаривает, что, дескать, мы все знаем, что классовое разделение у нас везде, поэтому я не буду делать по нему отдельную главу, а буду в каждой главе рассматриваемый предмет преломлять через классовую призму. 

В голову в связи с этим пришло следующее. Black Sabbath — пролетарская культура. У неё есть, понятно, ещё масса проявлений, от речи до книг и одежды. Но она пролетарская, совершенно отличная от культуры среднего класса и тем более высшего класса. В то же время у нас в культуру СССР Маршак, Михалков и Чуковский внесли просто огромный пласт английской культуры — они перевели массу английских детских стишков и рассказов, которые теперь как будто бы наши, от Шалтая Болтая до Робина Бобина. Но при этом то, что они переводили и вносили — это именно что культура СРЕДНЕГО и ВЫСШЕГО классов. Т.е. в терминологии СССР — буржуазная. А вот образчиков пролетарской английской культуры я в СССР чего-то так навскидку и не вспомню, ну разве что пара рассказов Джека Лондона, of all people. 

Collapse )

Stephanie Kelton. The Deficit Myth

Это книжка от одного из основных педалёров ММТ, то бишь Modern Money Theory, то бишь современной теории денег, известной экономистки Стефани Келтон. Причём известной не в смысле какого-нибудь Старикова или Хазина, а в смысле, что это нормальный учёный, а не фрик. Книга сейчас гремит, особенно в левых кругах.

По самой книге. На самом деле никаких претензий, это азбука-агитка, рассчитанная на самый широкий круг читателей, даже точнее, на НЕ-экономистов. Как таковая сделана хорошо, всё разжёвано и в рот положено, как и следует в азбуке, и основная мысль повторена по много раз в каждой главе, как и следует в агитке.

А вот по содержанию... Сначала чисто по теории. Основная моя претензия ММТ сформулирована Полом Кругманом. Заключается она в следующем - ребята, всё, что вы говорите, было сформулировано Аббой Лернером в 40-х годах почти в тех же словах, а до него было высказано в том или ином виде разными людьми. Зачем вы всё это переупаковываете под новой этикеткой? Объясните мне, тупому Нобелевскому лауреату, в чём новизна (это не мне, это Кругману). 

Collapse )

Так прекрасно, что можно только тихонько подвывать от восторга

Гоблин выложил коммент к Саге об Эгиле, так что я её прочитал наконец, давно висит. Страшной силы произведение. 

Дисклеймер - если нет привычки читать саги, то не зайдёт. Стиль совершенно сухой и документальный, они писались, точнее, рассказывались, своими для своих, так что художественные детали каждый додумывал сам. Потому что все же, понятно, прекрасно знают Трюггви Хромого или Олава Чёрную Рожу, чего ж их описывать. Но накал событий такой, что остаётся только охать. Собственно, зачем пересказывать, когда можно цитировать.

Эгиль обиделся, что его плохо угостили


Тогда Армод велел поставить для них столы, и на них — большие деревянные миски, полные кислого молока. Армод сказал, что жаль — нет браги, и он не может их угостить. Эгиль и его товарищи устали от тяжелой дороги и очень хотели пить. Они взяли миски и жадно выпили кислое молоко, а Эгиль пил больше всех. Ничего другого не было подано.

В доме было много домочадцев. Хозяйка дома сидела на женской скамье, и с нею несколько женщин. Дочь бонда была на полу у очага. Ей было десять или одиннадцать лет. Хозяйка подозвала ее к себе и сказала ей что-то на ухо. Тогда девочка подбежала к столу, за которым сидел Эгиль. Она сказала:

Мать меня послала,
Приказав промолвить,
Чтобы осторожным
Был ты, Эгиль, нынче.

И еще сказала:

Приготовься — скоро
Мы еду другую
Для гостей поставим.

Армод ударил девочку и велел ей молчать:

— Ты всегда болтаешь что не надо!

Collapse )

Полезная Книжка

Crashed: How a Decade of Financial Crises Changed the World


Книга о кризисе 2008 года, его генезисе и последствиях. В последствиях, если что, мы живём до сих пор - Трампы, Брекситы, Крымнаши, Арабские вёсны, Ливию и т.д. - всё следствия крушения системы мирового порядка, вошедшего в явную фазу в 2008 году. Собственно, книга тем и ценна - она выстраивает хронологию событий - этого достаточно даже без авторского нарратива, чтобы увидеть их взаимосвязь. Крах на рынках привёл к перекосу в политических системах развитых стран, которые для сохранения контроля ввели жёсткий и совершенно не нужный контроль над расходами. Это в свою очередь привело к острому кризису неравенства, который вынес наверх правые и популистские партии . Левые везде жёстко подавлялись и обламывались - Испания, Греция. Ну а отсюда мы имеем всю нынешнюю трамповскую популистскую прелесть. Разнос политической системы развитых стран, и завязанной на них системы междуанродных отношений - плата за перекладываение издержек кризиса на плечи маленьких людей и спасения за их счёт банков и крупных капиталистов. Всё по Марксу, классовая война - автор к этому везде подходит, но аккуратно уходит от называния вещей своими именами. Впрочем, Баффета цитирует - "Последние 20 лет шла война классов, и мой класс выиграл."

Я все эти события наблюдал что называется из кресла пилота, лично и близко - но со временем многое, во-первых, забывается, во-вторых, субъективно одни события кажутся значимее других, из-за чего теряется перспектива. Так что книжка полезна даже для тех, кто в рынке.

Эрик Хобсбавм, бытие, сознание и коврик

Читаю Eric Hobsdawm, Age of Extremes - дошла очередь в списке прочтения. Ну что могу сказать, утираю трудовой пот, за полкниги выписал уже 20 страниц. Не то, чтобы основная идея была какая-то выдающаяся, но количество годной эмпирики, которой я либо не знал, либо смотрел на неё не под тем углом, заставляет только хлопать глазами при прочтении.

Один пункт, над которым я успел подумать, и который даёт ответ на вопрос, который для меня всегда оставался открытым (может, это я тупой, но тем не менее). Тот самый коврик (см. Большой Лебовский). Речь о классовом сознании. Вопрос был следующий - классы вроде как по-прежнему есть (их можно нарезать более или менее крупно, но то, что их можно выделить и это полезно для исследования общества, это факт), а вот с классовым сознанием трудящихся (или любого другого класса) как-то не очень.

Итак, Маркс нам говорит (и не только Маркс, это не он придумал, но опустим детали), что производственные отношения формируют классовое сознание, которое выражается через солидарность рабочего класса. А вот Экрик Хобсбавм делает очень интересное эмпирическое наблюдение (а не умозрительное, как Маркс) - начиная с формирования пролетариата как класса в 19-м веке, и вплоть до 1950 годов рабочие жили в условиях общежития. Каждый завод фактически образовывал своё гетто. Промзоны сливались в огромные гетто. При этом дома рабочие практически только спали (за исключением замужних женщин). Всё остальное время они проводили на работе, в пабе, в клубе или на совместных тусовках, вместе. Их дети играли и росли вместе на улицах. Вся жизнь была общественной и на виду. Так не поэтому ли в рабочем классе основную роль играло МЫ, а не Я? Была та самая солидарность, которая и позволяла рабочим выступать как единому классу? А он выступал, это сейчас нам трудно в это поверить, живя в уютных квартирах с гарантированным 8-часовым рабочим днём.

То-есть, обобщая, гипотеза что солидарность трудящихся и классовое сознание возникало из конкретных условий общежития, задаваемых, но не определяемых производственными отношениями, а не этими отношениями непосредственно, кажется мне вполне обоснованной эмпирически и, главное, полезной: она хорошо объясняет, куда эта самая солидарность испарилась - в телевизор, стоящий в частной обустроенной квартире, блин. 

Bon Mot

Интеллегентная часть общества впала в своего рода революционное опьянение не от голода, холода, нищеты..., а в начительной степени от умственной чесотки и либерального ожирения.

С.Ю. Витте