maedros78

Categories:

Adam Tooze. Wages of destruction. Глава 3


Глава 3. Breaking away

Лето 1934 для Третьего Рейха в историческом сознании прежде всего связывается с Ночью Длинных Ножей. 30 июня СС разобралась с СА, отчасти под давлением Гинденбурга. Помимо штурмовиков, замочили Georg Strasser, General Schleicher прям с женой, Папен уцелел только потому, что был вице-канцлером, застрелили его секретаря. Во всём мире это вызвало шок, стало понятно, что герр Гитлер это не просто ещё один политик. Параллельно 25 июля была попытка нацистского переворота в Австрии, застрелили канцлера Engelbert Dollfuss. Аншлюс не случился – все соседи, включая Италию, выдвинули войска к границе, в Германии царила военная истерия, только в этот раз все боялись, в отличие от 1914.

Но всё это шло на фоне самого острого социо-экономического кризиса Рейха за всё время нахождения нацистов у власти. Суть проблемы

Что привело к 

Причины:

1.  Она же главная – отказ от девальвации при девальвации всеми торговыми партнёрами. Schacht в принципе был не против, но в условиях задолженности не хотел на это идти

2. Всеобщий протекционизм. Даже двусторонние клиринговые соглашения, пришедшие на смену свободной торговле, использовались для ограничения немецкого экспорта Голландией и Швейцарией путём всяческих бюрократических трюков

3. Бегство евреев. Если у Гитлера и была какая-то четко определённая политика сразу после прихода к власти, то это было стремление удалить евреев с немецкой земли. Уже 1 апреля 1933 года был объявлен бойкот еврейского бизнеса. В 1933 году уже выехало 37 тыс. человек. Беда для нацистов была в том, что уезжали богатые, и старались забрать с собой свои деньги. Им чинились всяческие препятствия – дисконт в Golddiskontbank, налог на эмиграцию, в результате отток удалось сократить с 37к в 1933 до 21к в 1935. До этого отток был в 6 млн в месяц, что при резервах в 100 млн было немало, к 1935 упал до 2 млн, а вообще имущество евреев оценивалось в 8 млрд марок на 1933 года. Так что разговоры о том, что Гитлер – лучший друг сионистов и всячески поддерживал эмиграцию в Палестину это всё хладный сказ. Голыми он бы их может быть и выпустил.

Но основной проблемы была всё же переоцененность Рейхсмарки.

Реально Рейсмарка оказалась переоценена на 30-40%. С восстановлением экономики начался рост импорта, а экспорт топтался на месте. При этом Германия продолжала обслуживать долгосрочные долги. В результате резервы Рейхсбанка упали до 100 млн марок.

Решение проблемы:

1. Примерно 1/3 экспорта не испытывала проблем, так как шла в рамках картелей или это были незаменимые товары

2. Двусторонние клиринговые соглашения (мы вам экспортируем столько же, сколько вы нам

3. Субсидирование экспорта через адский схематоз. Именно в этот период Шахт заработал прозвище Темного Волшебника. Примеры. Немецкие облигации после моратория июня 1933 года упали до 40с от номинала. В апреле 1934 их можно было купить по 50с, т.е. 175 марок по курсу (1 к 3.5 против доллара). Таким образом трансграничный долг превращался во внутренний, и Рейхсбанк выкупал эту облигацию у немецкого экспортёра почти без дисконта, что эквивалентно 50% девальвации. Общая субсидия экспорта через такие схемы оценивается в 10%. 

Но это всё не помогало, и пр-во встало перед необходимостью выбора - девальвация или удушение импорта. Решение были принято в принципе совместно Гитлером и Шахтом, они не стали рисковать девальвацией из-за высокой задолженности и боязни вызвать социальный взрыв. Инфляция при девальвации в 40% составила бы по оценке Рейхсбанка 6%, при этом еда подорожала бы на 10%. А Гитлера уже к этом времени политически хоронили всем миром. 

Второе решение – что душить, и тут опять же был сделан чёткий выбор в пользу перевооружения, причём Schacht подставил минэкономики, поддержав военных. Зря его не повесили.

Сколь верёвочке не виться, а наступит дефолт. 14 июля 1934 года был объявлен мораторий на все платежи по долгам, а деньги на импорт начали выделятся на ежедневной основе, без плана. Минэкономики сделал еще одну попытку поставить внешнюю торговлю на более или менее рыночные рельсы, но их опять же переиграл Schacht, ставший и.о. министра экономики в конце июля 1934. Таким образом курс экономической политики был определён – отказ от девальвации и налаживания отношений с другими западными державами и сохранение курса на националистическое самоутверждение. Средства – двусторонняя дипломатия во внешней политике и авторитарная организация во внутренней.

Придя к власти в экономическом блокею, Шахт начал разруливать проблему, и таки разрулил.

Во-первых, расколол единый фронт англа-саксонских кредиторов, 1 ноября 1934 года было подписано Англо-Германское Платёжное соглашение в обмен на возобновления обслуживания по части немецких долгов Англии. 45% от экспорта Германии теперь шло на закупку британских товаров, 10% - но обслуживание долгов, остальное оставалось Германии.

Во-вторых, создал систему двусторонних торговых соглашений, резко уменьшив объем торговли с США, которые пытались восстановить международную систему свободной торговли. Параллельно это дало предлог послать США – самого крупного кредитора. Цель системы соглашений – максимально возможная автаркия.

В-третьих, поставил весь импорт под прямой жёсткий бюрократический контроль. Импорт без валютных сертификатов (Devisenbescheinigung) с начала 1935 года стал невозможен. Эта схема была представлена немецкому бизнесу осенью 1934 года под названием Новый План, и сам Шахт назвал её чудовищной (правда, умолчал, что он её и разработал).

Непосредственное следствие – удалось придушить импорт, к третьему кварталу 1935 упал до рецессионного минимума, но промпроизводство при этом выросло на 100%, т.е. это было невозможно поддерживать и стало возможно только благодаря созданным запасам. Единственный выход – нарастить экспорт. Рейсбанк оценил, что 2/3 экспорта (240 из 340 млн марок в месяц)  нуждаются в 25% субсиди. Это 60 млн в месяц, схематоз из них мог обеспечить только 40, а 20 должно было поступить из бюджета. Денег на это не было.

Новый План мог задушить рост экономики, но Шахту помогли три фактора: восстановление экономики в мире и спроса на немецкие товары, готовность стран идти на двусторонние соглашения, и эффективность и настойчивость во внедрении Нового плана. Для субсидирования экспорта пошли, по словам самого Шахта, на крайние меры. Был введён прогрессивный налог на ОБОРОТ, от 2-4%, фактически производился трансфер прибылей военной промышленности на нужды экспорта. К концу 1935 года налог давал 700 млн марок, что позволило субсидировать на 30% весь экспорт. 

Меры, принятые в ответ на валютный кризис 1934 года заложили фундамент организации управления нацистской экономики. Наблюдательные службы и экспортные субсидии вместе со сложной системой организации бизнеса, картелями и контролем за ценами все работали и 10 лет спустя, в сердце военной экономики. В 1935 экспорт развернулся, и смог обеспечить восстановление гитлеровской экономики. Объемы не вернулись на докризисный уровень, и только минимально облегчили жизнь Рейхсбанку. По современным нормам МВФ минимальный объем резервов – 6 месяцев импорта. При Шахте Рейхсбанк обеспечивал внешнюю торговлю одной из крупнейших экономик мира с недельным запасом. Респект. 

Всё это требовало огромной бюрократической работы, над новым планом работало 18 тыс. человек. При этом экономика сознательно была разделена на два контура. Пр-во инвест и военных товаров стремительно росло, а производство потребительских товаров не росло ДВА года с 1934 года. Значение этого – для примера, в текстильной промышленности было занято 20% занятых в промышленности. 26% импорта в деньгах было сырьё для текстиля. Поэтому первые надзорные ведомства были создана для контроля за этим импортом, и первый контроль цен тоже был введен здесь. 

Режим заплатил высокую политическую цену за экономические трудности 1934, отчеты Гестапо полны сведениями о недовольстве. Упрощенное клише о том, что люди с восторгом встретили Гитлера как спасителя экономики не подтверждается фактами. Миллионы по-прежнему без работы, занятые в производстве потребительских товаров в бедности. Много арестов недовольных, и даже Геббельс отчаялся в эффективности своей пропаганды.

Haavara Transfer. Соглашение с группой сионистских предприятий вокруг апельсиновой плантации Hanotea. Евреи депонировали деньги в Берлине, на них Ханотея покупала немецкие товары, и продавала их в Палестине, а выручку потом отдавала тем самым евреям. Нужно было для обхода ограничения на иммиграцию в британскую подмандатную территорию – «виза капиталиста» при наличии 1000 фунтов стерлингов. Таким образом смогло спастись 50 тысяч человек, 10% от числа немецких евреев. Они вывезли 106 млн рейхсмарок, или 5.5 млн фунтов, заплатив дисконт в 35% в то время, когда большинство еврейских эмигрантов смогли вывести лишь малую часть своего имущества.   

Резюме. Шахт обеспечил манёвр экономики в сторону перевооружения за счёт дефолта и трансфера ресурсов из потребительского в инвестиционный сектор. Преодоление валютного кризиса – чудо микроменеджмента. С другой стороны, в 1934 году была заложена основа командного управления экономикой Германии, сначала через механизмы контроля импорта, а потом и через контроль цен и прямо планирование.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.