?

Log in

16 February 2017 @ 02:24 pm
В ЖЖ видимо новые методички спустили - все топим за Маринку нашу Лепеншу! Франция параша, победа будет наша! Эуропа погибнет под валом мигрантов! Между тем, кхм-кхм.








Я конечно понимаю, что деньги в бюджет после проигрыша Ле Пен никто возвращать не будет, и чисто за державу обидно
 
 
 
 
Адам Смит, Та самая книга, Глава 10. Вышло в 1776 году. В пассаже внизу говорится, что перемещения бедных и небогатых мужчин между приходами были в его время в Англии (не в Шотландии) крайне затруднены и практически невозможны из-за того, что забота о бедных возлагалась на приход, которому лишние рты были совершенно не нужны. То-есть на наши деньги, люди были прикреплены к месту жительства. Уехать можно было в город.

Для меня неожиданным оказался и этот факт, и фактическая роль прихода в повседенвной жизни людей. Я, по невежеству, не осознавал, что практически все административные функции были завязаны именно на приход, а не на какую-то госструктуру.

Препятствия свободному перемещению труда, создаваемые цеховыми законами, существуют, думается мне, во всей Европе. Но те препятствия, которые в этом отношении создаются законами о бедных, являются, насколько мне известно, особенностью Англии. Они состоят в трудности для бедняка приобрести оседлость или даже разрешение на занятие своим ремеслом в любом приходе, за исключением того, к которому он принадлежит. Цеховые законы препятствуют свободному передвижению лишь труда ремесленников и мануфактурных рабочих, тогда как трудность приобрести оседлость препятствует даже передвижению простого чернорабочего труда. Нелишним будет дать беглый очерк возникновения, усиления и современного состоя- [181] ния этого зла, величайшего, пожалуй, из всех создаваемых в Англии политикой государства.

Когда вследствие уничтожения монастырей бедные лишились благотворительной помощи этих религиозных учреждений после ряда других неудачных попыток помочь им, законом, изданным в 43-й год правления Елизаветы (глава 2-я), было установлено, чтобы каждый приход заботился о своих бедных и чтобы ежегодно назначались попе чители о бедных, которые должны были вместе с церковными старостами собирать путем обложения жителей прихода необходимые для этой цели суммы.

В силу этого закона каждый приход неизбежно оказывался вынужденным заботиться о своих бедных. Поэтому немаловажное значение приобрел вопрос, кого же, собственно, считать бедным данного прихода. Вопрос этот после различных толкований был в конце концов решен законом, изданным в 13-й и 14-й годы правления Карла II, когда было постановлено, что неопротестованное пребывание в каком либо приходе в течение сорока дней создает для любого лица оседлость в нем, но что в течение этого срока двое мировых судей имеют право по жалобе церковных старост или попечителей о бедных удалить всякого нового жителя в тот приход, где он перед тем законно проживал, если только он не нанимает помещения за плату в 10 ф. ст. в год или не представит достаточных, по мнению судей, гарантий в том, что он не явится бременем для прихода, в котором теперь поселился.

Как утверждают, закон этот имел следствием различного рода обманы: приходские должностные лица при помощи подкупа побуждали своих бедных тайно переселяться в другие приходы и, скрываясь в течение сорока дней, приобретать там оседлость, чтобы таким образом освобождать от себя приход, к которому они, собственно, принадлежали. Поэтому законом, изданным в первый год правления Якова II, было постановлено, что сорокадневное пребывание, необходимое для приобретения кем-либо оседлости, должно считаться лишь с момента представления этим лицом письменного заявления с указанием его местожительства и состава его семьи церковным старостам или попечителям прихода, в котором оно собиралось поселиться.

Но приходские должностные лица, по-видимому, не всегда относились к своему собственному приходу с большей добросовестностью, чем к чужим приходам, и нередко, получив извещение о самовольных поселениях, допускали их и не предпринимали никаких шагов против этого. Поэтому, поскольку предполагалось, что каждый обитатель прихода имеет интерес воспрепятствовать по возможности обременению его такими новыми поселенцами, законом, изданным в 3-й год правления Вильгельма III, было постановлено, что срок сорокаднев- [182] ного пребывания исчисляется лишь после оглашения упомянутого письменного заявления в воскресенье в церкви после службы.

«В конце концов, — говорит доктор Берн* [* Burn R. Justice. Vol. II, р. 253. Edit. 1764], — этот вид оседлости, устанавливаемой сорокадневным пребыванием после оглашения письменного заявления, приобретается весьма редко, и законодательство имеет в виду не столько облегчить приобретение оседлости, сколько затруднить его тем лицам, которые тайком поселяются в приходе, ибо подача такого заявления лишь побуждает приход удалить такого поселенца. Но если положение поселенца таково, что сомнительно, подлежит он удалению или нет, подачею своего заявления он вынуждает приход или не препятствовать ему в приобретении оседлости, дав прожить сорок дней, или, выселив его, предоставить решение вопроса суду».


Таким образом, этот закон сделал почти невозможным для бедняка приобретение новой оседлости прежним порядком, а именно проживанием в течение сорока дней. Но чтобы не казалось, что он вообще воспрещает неимущим переселяться из одного прихода в другой, закон установил еще четыре других способа приобретения оседлости, помимо подачи или оглашения соответствующего заявления. Первый способ — это обложение приходскими налогами и уплата их; второй — избрание на какую-либо приходскую должность и отправление ее в течение года; третий — прохождение срока ученичества в приходе; четвертый — служба по найму непрерывно в течение года на территории прихода.

Приобрести оседлость одним из первых двух способов можно только при согласии всех обитателей прихода, которые очень хорошо понимают последствия допущения пришельца, живущего лишь своим трудом, посредством обложения его приходскими налогами или избрания на приходскую должность.

Ни один семейный человек не может рассчитывать приобрести оседлость одним из двух последних способов. Ученики почти всегда бывают неженатые, а в законе специально оговорено, что ни один женатый работник не может приобрести оседлость посредством работы по найму в течение года. Главным результатом установления оседлости, приобретаемой посредством службы по найму, явилось исчезновение в значительной мере из практики старого обычая годичного найма, который ранее был настолько распространен в Англии, что даже до сих пор закон предполагает годичный срок найма, если не оговорен другой срок. Хозяева не всегда желают предоставить своим работникам оседлость, нанимая их таким образом, а работники не всегда желают быть нанятыми на таких условиях, потому что, поскольку всякая последняя оседлость аннулирует все предыдущие, они [183] могут утратить свою первоначальную оседлость в местах своего рождения, пребывания их родителей и родственников.

Очевидно, что ни один самостоятельный работник, поденщик или ремесленник, не может приобрести оседлость посредством ученичества или работы по найму. Поэтому в тех случаях, когда такой работник поселялся для работы в новом приходе, он подлежал выселению по усмотрению любого церковного старосты или попечителя, как бы трудолюбив и здоров он ни был, если только не снимал жилища за плату в 10 ф. в год, — что невозможно для человека, живущего исключительно своим трудом, — или не представлял обеспечения, освобождающего приход от забот о содержании его и признанного достаточным двумя мировыми судьями. Размер этого обеспечения всецело предоставлен усмотрению мировых судей, но они, безусловно, не могут требовать обеспечения менее чем в 30 ф., так как закон устанавливает, что даже покупка недвижимости стоимостью ниже 30 ф. не дает покупщику оседлости, поскольку ее недостаточно, чтобы гарантировать приход от возможных расходов на пособие. Но такое обеспечение вряд ли может представить человек, живущий своим трудом, а между тем часто требуется значительно более крупное обеспечение.

В целях восстановления в известной мере свободного передвижения труда, почти совершенно уничтоженного этими различными законами, были придуманы «удостоверения». Законом, изданным в 8-й и 9-й годы правления Вильгельма III, установлено, что лиц, имеющих удостоверение от последнего прихода, в котором они на законном основании проживали, — удостоверение, подписанное церковными старостами и попечителями о бедных и заверенное двумя мировыми судьями, — обязаны допускать к поселению все другие приходы; они не подлежат выселению только на том основании, что могут оказаться обременительными для прихода, а могут быть выселяемы лишь в том случае, если фактически ложатся на него бременем, и что приход, выдавший удостоверение, обязан уплачивать расходы по содержанию и выселению их. И для лучшего обеспечения прихода, в котором поселялось такое снабженное удостоверением лицо, этот закон устанавливал далее, что оно может приобрести здесь оседлость исключительно лишь посредством найма жилища с платой не менее 10 ф. в год или бесплатным отправлением в течение года какой-либо выборной приходской должности; следовательно, устранялась возможность приобретения оседлости посредством подачи заявления, службы по найму, ученичества или платежа приходских налогов. Затем закон 12-го года правления королевы Анны (статут I, глава 18-я) устанавливал, что ни ученики, ни рабочие лиц, снабженных таким удостоверением, не могут приобретать оседлость в приходе, в котором эти лица проживают на основании удостоверения.

Насколько это нововведение восстановило свободное передвижение труда, почти совершенно уничтоженное ранее изданными закона- [184] ми, мы можем судить на основании следующего весьма справедливого замечания доктора Берна: «Очевидно, что имеются различные причины требовать удостоверений от лиц, приходящих куда-либо в целях поселения; в самом деле, причины эти сводятся к тому, что эти лица не могут приобрести оседлость ни путем ученичества, ни посредством службы по найму, ни подачей заявления, ни уплатой приходских налогов; что они не могут давать оседлости своим ученикам и работникам; что в случае, если они ложатся бременем на приход, определенно известно, куда надлежит выселить их, причем приходу возмещаются расходы по выселению и содержанию их до него; что в случае их заболевания и невозможности ввиду этого выселения содержать их должен приход, выдавший удостоверение, — все это может иметь место лишь при наличии удостоверения. С другой стороны, эти же причины побуждают приходы в обычных случаях отказывать в выдаче удостоверений, ибо они имеют все основания ожидать, что получившие их лица вновь окажутся у них и притом в гораздо худшем положении»* [* Burn R. Justice. Vol. II, р. 274. Edit. 1764]. Это замечание, по-видимому, позволяет заключить, что удостоверение всегда требуется приходом, в котором хочет поселиться бедняк, и что оно весьма редко выдается тем приходом, который он предполагает покинуть. «Обязательность этих удостоверений не лишена жестокости, — говорит этот же весьма вдумчивый автор в своей «Истории законов о бедных»* [* Burn R. The history of the poor-laws, with observations. London, 1764], — поскольку она дает приходскому должностному лицу власть привязывать человека к месту на всю его жизнь, как бы ни было ему неудобно оставаться в той местности, где он имел несчастье приобрести так называемую «оседлость», или как бы выгодно ни было переселение в другое место».

Хотя удостоверение не является вместе с тем свидетельством о хорошем поведении и удостоверяет только то, что данное лицо действительно принадлежит к данному приходу, от доброй воли приходских должностных лиц зависит, выдать такое удостоверение или отказать в нем. Как сообщает доктор Берн, однажды был предъявлен иск о принуждении церковных старост или попечителей подписать удостоверение, но Суд королевской скамьи отклонил его как весьма странную претензию.

 
 

Книга вышла в 1974 году. С тех пор многое изменилось.

И многие из выводов и, главное, предпосылок автора, оказались ложными.

Но кое-что из введенного Поршневым теперь является общим местом, подтвержденным фактами (насколько это возможно). Это тем более удивительно, что он пришёл ко многому из этого чисто умозрительно.

Итак, что впечатляюще подтвердилось, или плюсы книги.

1. Социальная природа речи и становления человека. Сейчас более или менее понятна обусловленность соцорганизация - речь - человек.
2. Сосуществование различных видов гоминид. Правда, он видел это сосуществование несколько по другому.
3. Материалистическая природа антропогенеза. Опять же, сейчас определенно понятно, что никаких творцов для возникновения нас, прямоходящих обезьян, не нужно. Не в том смысле, что мы точно знаем, как мы возникли, а в том, что имеющиеся факты можно объяснить без привлечения внешних сил, в рамках существующих представлений о механизме эволюции. Просто гипотез на эту тему может быть больше одной.

Что интересно, но либо частично не подтвердилось, либо осталось непонятным.

1. Материалистичный подход к возникновению речи на основе Павловской школы. Поршнев пытается показать, что речь могла воникнуть в результате многократной рекурсии торможения-расторможения рефлексов, индуцируемых издаваемыми животными звуками. При этом строгая логическая последовательность и приверженность диалектики заводит его в такие дебри, что лучше не читать.
Но сам тезис, что мы, человеки, живем в состоянии перманентного индуцированного невроза, возникающего из противопоставления и абсурдности пары знака-денотата, и этот невроз и есть наше сознание, высказывался и после него, и по-моему до него тоже, но с позиции психологии, а не павловской школы.

2. Твердая и решительная приверженность павловской школе. Это и плюс, и минус. У объяснения всего поведения животных рефлексами есть очевидные ограничения, которые сам автор и признаёт (имитационное поведение). Но это мощнейший инструмент, который позволяет выстраивать от первооснов прочные логические конструкции. Объяснять долго, проще прочитать.

3. Решительное отсечение палеоантропов от неоантропов. По мнению автора, всё, что не гомо сапиенс - животные и говорить не умело, соответственно, к ним смело можно применять аппарат павловской школы. Сейчас это непонятно, неандертальцы скорее могли говорить, чем нет, но четких данных по этому поводу нет. А вот то, что это не мешало нам с ними трахаться, это факт.

Минусы.
1. Все его лингвистические изыскания на современном языке назвали бы высером. Опирается он на шарлатана Марра, и строгая приверженность формальной логике и диалектике играет с ним тут злую шутку. Неверная предпосылка = неверные выводы, garbage in, garbage out.
2. В целом Поршнев явно тащился от логических построений, и сплошь и рядом из двух костей крестом, найденных сто лет назад и толком не описанных он делает такие далеко идущие выводы, что хоть святых выноси. Отсюда и его репутация полуфрика в научном сообществе, поиски снежного человека и т.д. - даже если ты мегакрут, знай, когда остановиться.

В общем и целом стоит почитать хотя бы для того, чтобы оценить мощь и годность диалектического подхода, о котором

 
 
 
 
21 November 2016 @ 11:24 am
А от противного

“Labour is there so well rewarded, that a numerous family of children, instead of being a burden, is a source of opulence and prosperity to the parents. The labour of each child, before it can leave their house is computed to be worth a hundred pounds clear gain to them. A young widow with four or five young children, who, among the middling or inferior ranks of people in Europe, would have so little chance for a second husband, is there frequently courted as a sort of fortune. The value of children is the greatest of all encouragements to marriage”

Адам Смит, та самая книжка. Это, кстати, про Америку его дней.
 
 
11 November 2016 @ 02:59 pm
За что не любят глобализацию

 
 
У каждого из нас 2 родителя. Если взять поколение за 28 лет, и отсчитать на 1000 лет назад, то у каждого из нас было бы 137.438.953.472 предка. Если бы наше семейное древо не перекрещивалось. А оно перекрещивается.

В 1999 году вышла вот эта работа. http://www.stat.yale.edu/~jtc5/papers/Ancestors.pdf

Она ставит вопрос - когда у нас  у всех появляется общий предок (имеерся в виду не тот, от которого мы все произошли, а который имеется в фамильном древе каждого из нас)? Ответ - для европейцев всего 600 лет назад. А 1000 лет назад 4/5 живших тогда людей являются предками всех живущих ныне. потомство оставшихся не сохранилось. Это всё результаты вероятностные, но вероятность экспоненциально стремиться к единице.

Общий предок для всех живущих на планете людей приходится примерно на 3600 лет назад.

Для Европы чисто математический результат был примерно подтвержден генетическими методами на выборке из 2700 человек из разных концов в Европе.

От така хуйня, малятки. Привет арийцам. И Белой Силе. Чтоб не кашляли.
 
 
С утра было мне озарение.

Есть такое течение мысли (условно назовём её исторической, хотя к истории она отношения не имеет) - криптоколониализм. Заключается она в том, что Россия после революции 1917-го года стала тайной колонией Англии/США/Германии/ZOG. Изобретатель термина и самый яркий представитель течения в ЖЖ - Галковский.В принципе нафф сэд, ну есть и есть. Я тему посмотрел, в генезис вдаваться не стал. А тут щёлкнуло откуда оно взялось и чем обусловлено.

Я не психолог, но есть такое клише, что любой шизофренический бред внутренне строго логичен. Так и с этой теорией. Она, видимо, восходит напрямую от хрустобулочников, которые постулируют, что Российская Империя была динамично развивающимся государством с незначительными внутренними проблемами, погибшая во цвете лет на пороге победы в результате коварного заговора жидо-большевиков, стакнувшихся с Германие/Англией/ЗОГ. В доказательство приводятся несомненные (и давно для всех нормальных людей протухшие) доказательства, что Ленин/Троцкий/Мартов/Марсианин в голове Николая были шпионами указанных организаций. Но тут, внимание, вступает в дело необходимость бреда быть логически последовательным. Почему же оная ведомственная принадлежность революционеров не была предъявленя Германией во времена ВОВ или Англией/США/ЗОГ во времена холодной? Тут происходят две метаморфозы. Во-первых, невнятно отваливается германская версия за своей очевидной бредовостью. Во-вторых, следут железнобетонный вывод, что СССР и Россия сейчас суть колонии, и большая часть элит тогда и сейчас являются несомненно английскими агентами по сю пору, что делает раскрытие их предшественников для хозяев нецелесообразным.

Вот такие пироги с котятами. Для меня теперь ясно, откуда у этого бреда растут ноги, а также его генетическая связь с Гусскими Национализдами. Потому как и у этих ноги растут из хруста булки, а смыкаются они на теме "русских людей обижают", ибо революцию, ясный перец, делали жЫды, которые потом сразу выпили всю русскую воду.

Все использованные понятия и термины луркаются.